13:12 

S.Victory
Пишут про суровых умных мужчин, получается блядушник про идиотов
Раз ни у кого ничего нет, то выложу я свои драбблы.
Не претендую на гениальность, за тыканье в ошибки буду благодарен.

Название: нет
Пейринг: Токугава/Исида
Размер: драббл
Рейтинг: R
Отказ: все Капкома и истории Японии.


Токугава Иэясу/ Исида Мицунари. Sengoku Basara
С Исидой бывает. Иэясу привык к этому, но всё же каждый раз больно.
Больно целовать эти слезы, больно сжимать хрупкое тело в руках, больно шептать слова успокоения.
С Исидой бывает, но каждый раз режет по сердцу, и мужчина не может смириться, не хочет принимать, каждый раз по-новому в груди что-то разрывается от вида ссутулившегося Мицунари, который царапает ногтями кожу, всхлипывает, шепчет имена давно умерших людей.
Токугава обнимает, прижимает к себе непокорного, вырывающегося воина, проводит губами по соленым дорожкам слез, говорит, что любит, а Исида повторяет лишь одно имя: «Хидееши-сама».
Руки выворачиваются, крики заполняют все пространство, от них у Токугавы звенит в ушах, но он не останавливается, лишь сильнее прижимает худое тело к полу, раздвигая ноги.
Мицунари кричит, выплескивает боль под тяжелыми толчками, выгибается, стонет и падает все ниже, все глубже, растворяясь в боли и приятных ощущениях.

Дыхание выравнивается, тело расслабляется, лишь влажные ресницы подрагивают во сне, словно напоминая о недавнем кошмаре.
Токугава смотрит на спящего Исиду, наклоняется и целует его в припухшие губы, нежно шепча:
- Когда-нибудь я обязательно тебя вылечу.


- Красивая сегодня луна, не правда ли? – низкий голос с хрипотцой будто бы разрезал ночную тишину.
Сидящий на краю обрыва мужчина вздрогнул и резко обернулся. Его глаза расширились, рот приоткрылся, и по спине пронеслась дрожь, продирая холодом до позвоночника.
Из-под густо нависающих ветвей глицинии медленной поступью к нему шел Исида Мицунари. Мертвенно-бледная кожа юноши светилась в свете луны, даже лиловое кимоно, несколько небрежно завязанное поясом, казалось сотканным из туманной белой дымки.
Токугава шумно вдохнул ночной холодной воздух и позволил себе улыбнуться, несмотря на то, что напряжение от присутствия Исиды все еще сковывало его тело.
- Да, сегодня она особенно напоминает о тебе, - ответил Иэясу, вновь обращая взгляд темных глаз на круглый диск луны, висящей в темном небе.
- Хах, ты всегда был хорош на красивые слова, Токугава Иэясу, - хохотнул Мицунари, подходя ближе к сидящему на земле мужчине.
Токугава почувствовал, как холод прокатился по рукам и ногам, сковал горло и проник ледяной лапой в грудную клетку, сжимая теплые внутренности.
Мицунари стоял сзади, прожигая взглядом стальных глаз напряженную спину Иэясу, словно бы их пути вовсе не разошлись, и он все еще намерен отомстить за своего господина.
- Зачем пришел? – прохрипел Свет Востока, выпуская изо рта белое облачко пара, быстро растворяющееся над его губами.
- Разве я не могу прийти к тому, кто мне небезразличен? – приподнял бровь Исида, и губы его разъехались в усмешке. – Мне скучно.
Тонкие полы кимоно развивались на ветру, взявшемся словно ниоткуда. Иэясу чуть ли не клацал зубами от холода и ледяных порывов ветра, но стоящий рядом Мицунари даже не повел плечами, а лишь улыбался своей безумной, насыщенной злобой и ненавистью, улыбкой, рассматривая ссутулившееся тело оппонента.
- А как же твой господин? – Иэясу понимал, что ни в коем случае не должен проигрывать Исиде, иначе жизнь его грозит закончиться прямо здесь и сейчас.
- Там не с кем биться, - скривился Мицунари и, покачав головой, будто бы сомневаясь в чем-то, сел прямо на покрывшуюся инеем траву рядом с Токугавой.
Он долго смотрел на луну напряженным взглядом, ловя каждый блик и бледный луч, будто в последний раз.
А Иэясу постепенно переставал чувствовать руки и ноги, даже язык переставал его слушаться, но он все же нашел в себе силы опустить большую холодную, впервые за всю жизнь - холодную, ладонь на место, где покоилась рука Исиды. А красавица - луна сияла во всю силу, высвечивая белесыми лучами бледного, словно сама смерть, Мицунари.
- Я соскучился по тебе, знаешь, - прошептал Мицунари, все еще любуясь ночным светилом. Ни один мускул не дрогнул на утонченном лице и голос не потерял прежней твердости, но и былой ненависти в нем уже не было, лишь смертельная тоска сквозила в тихих словах.
Иэясу повернул голову, с мольбой смотря на своего мучителя, и, если бы сейчас из его глаз покапали слезы, они наверняка бы превратились в сверкающие при лунном свете хрусталики льда.
Токугава уже не мог говорить, его тело одеревенело, как и язык, и смерть в виде Мицунари спокойно сидела рядом, сильнее сжимая в тисках холода тело.
- Я же знаю, что ты не хочешь умирать… Даже без меня ты хочешь жить, - продолжил Исида свою речь, решительно встречаясь взглядом с завоевателем Японии. - Я буду ждать тебя там, внизу. И когда ты придешь, моя праведная месть тебя настигнет.
Исида продолжал твердо смотреть в глаза Токугаве, когда вокруг него вспыхнули красные языки пламени. Начиная от бледной кожи и заканчивая тонким шелком кимоно фигура его плавилась и рассыпалась на глазах сидевшего рядом полумертвого мужчины. И когда все тело юноши уже было объято адовым пламенем, Исида приблизил свое лицо к мертвенно-белым губам Иэясу и впился в них горячим поцелуем, даря спасительное тепло и возвращая жизнь, которую столь сильно хотел отобрать.
Когда последние искры пламени утонули во мраке, Иэясу вдохнул теплый воздух, пронизанный ароматом цветов глицинии, и горько улыбнулся, касаясь теплых губ руками.
- Я тоже буду ждать, ведь сердце ты мне так и не вернул.

@темы: фанфикшн, Tokugawa Ieyasu, Mitsunari Isida

Комментарии
2013-12-22 в 13:58 

styxfrog
Цепь событий редко совпадает с цепью умозаключений
Спасибо, что поделилась :white:
Хороши однако , а второй так вообще вкуснота мистическая :3

ошибочки

2013-12-22 в 14:02 

S.Victory
Пишут про суровых умных мужчин, получается блядушник про идиотов
styxfrog, спасибо, что прочитал)
Ошибки исправил, тоже спасибо)

     

Tanukisune

главная